Главная  /  О системе  / История / Сначала был один класс…

Сначала был один класс…

Автор: Из монографии «Обучение и развитие»


СНАЧАЛА БЫЛ ОДИН КЛАСС...

Из монографии "Обучение и развитие", 1975 год


Коллективная монография "Обучение и развитие"1 стала результатом психологопедагогического исследования проблемы соотношения обучения и развития. Мы приводим выдержки из главы, принадлежащей перу Л.В. Занкова, о том, как был организован беспрецедентный по размаху и всесторонности изучения младшего школьника эксперимент, в результате которого и была создана новая система обучения.
Начнем с первого этапа эксперимента, когда создавался каркас новой дидактической системы в процессе работы одного класса (школа № 172 г. Москвы, учительница Н.В. Кузнецова).
Хотя теоретические предпосылки, задачи, методы исследования и основы построения новых путей обучения были определены до того, как началась работа в одном экспериментальном классе, она послужила важным звеном во всем ходе исследования. Было бы ошибкой, если бы эксперимент сразу был поставлен в большом количестве классов. Существенное значение имело то, что на первом этапе в процессе практической учебновоспитательной работы в одном классе предварительно продумывался, а затем анализировался каждый отрезок учебного процесса. Вместе с тем на протяжении четырех лет изучалась жизнь классного коллектива в целом и каждый школьник в его индивидуальном своеобразии.
Для того чтобы обеспечить благоприятные условия для исследования, в школе № 172 г. Москвы была создана педагогическая лаборатория. Ее помещение состояло из классной комнаты, в которой занимались учащиеся экспериментального класса, и комнаты, где находились рабочие места научных сотрудников и была размещена научная аппаратура. Эти две комнаты были расположены в непосредственном соседстве (разделены стеной). Такое расположение помещений было предусмотрено, чтобы обеспечить возможность визуальных наблюдений за классом из другой комнаты через специальное окно, пробитое в стене. Благодаря соседству комнат оказалось возможным поместить звукозаписывающее устройство (магнитофон) не в классе, а в рабочей комнате, сделав к нему от микрофонов подводку сквозь стену.
Мы стремились возможно шире и полнее использовать фотосъемки. В связи с тем что фотосъемки осуществлялись сотрудниками лаборатории, объектив фотоаппарата улавливал доподлинную жизнь школьников во всей ее естественности и непринужденности. Нарочитое позирование для съемки было исключено.

 

Результаты первого этапа нашего экспериментального исследования дали возможность опубликовать книгу "О начальном обучении".
Сущность педагогической проблемы обучения и развития требовала перехода к следующему этапу исследования, а именно – к проведению эксперимента в варьируемых условиях. Необходимо было расширение сети экспериментальных классов. Мы отказались от выделения учителей органами народного образования. Для того чтобы встать на путь нового построения обучения, надо было отказаться от прежнего подхода, отстоявшихся годами привычных способов и приемов учебновоспитательной работы, нужно было проникнуться новыми педагогическими идеями, принять участие в эксперименте по своему внутреннему побуждению.
Сотрудниками лаборатории на учительских конференциях (в Калинине, а впоследствии в Туле) были сделаны сообщения о задачах и организации проведения эксперимента. Некоторые учителя изъявили желание принять в нем участие: с начала 1961/62 учебного года исследование продолжалось уже на базе 9 первых классов в Калинине. Наступил второй этап нашего эксперимента. К тому времени в лаборатории был составлен первоначальный вариант экспериментальных программ по русскому языку, математике, трудовому обучению, пению; исходя из намеченногонами трехлетнего начального обучения определено содержание занятий по естествознанию и географии, которые введены с I класса.


Леонид Владимирович Занков и сотрудники его лаборатории с учащимися первого экспериментального класса 172-й московской школы. Первая во втором ряду слева – А.В. Полякова. Слева от Л.В. Занкова М.В. Зверева, справа – З.И. Романовская
 
В 1962/63 учебном году в Калинине стало 9 вторых экспериментальных классов (учащиеся первых классов перешли во вторые классы) и было организовано 12 новых первых классов в Туле. Таким образом, в 1962/63 учебном году мы имели 21 экспериментальный класс. На первых двух этапах нашего эксперимента, а также на всех последующих этапах экспериментальные классы комплектовались на общих основаниях.
В руководстве работой классов существенную роль играло устное инструктирование учителей. Их собирали в Москве или в Калинине, Туле примерно один раз в учебную четверть. Научные сотрудники выезжали в Калинин и Тулу, посещали уроки в экспериментальных классах и тщательно обсуждали их. При активном участии учителей осуществлялось планирование работы по учебным четвертям. Поскольку экспериментальных учебников еще не было, ученики каждого класса имели обычные учебники для данного и следующего классов. Между тем экспериментальные программы были значительно шире и богаче по сравнению с принятым в массовой практике содержанием образования.
В 1963/64 учебном году работало 63 первых экспериментальных класса, 12 – вторых и 9 – третьих; всего – 84 класса.
В 1964/65 учебном году было 296 первых классов, 63 – вторых и 12 – третьих; всего – 371 класс.
Рост количества экспериментальных классов требовал изменения форм руководства деятельностью учителей. Сделанное в лаборатории за предшествующие годы надо было оформить в виде книг, которые служили бы пособиями в проведении эксперимента. Это было выполнено: в 1963 – 1965 гг. были изданы книги "Начальное обучение. I класс", "Начальное обучение. II класс", "Начальное обучение. III класс".

 

Третий этап исследования начинается с 1965/66 учебного года. В порядке подготовки к данному этапу на основе наших экспериментальных программ трехлетнего начального обучения составлены экспериментальные учебники2.
Вместе с учебниками издавались книги "Новая система начального обучения".

В начале 1965/66 учебного года было открыто 675 первых экспериментальных классов, и они прошли весь трехлетний цикл начального обучения, который закончился в 1967/68 учебном году. К этим 675 классам присоединялись, с одной стороны, вновь открываемые первые классы, а с другой – вторые и третьи, которые были переведены из первых классов предшествующих лет.
В общей сложности мы имели следующее количество экспериментальных классов: в 1965/66 учебном году – 1034 класса в 52 краях, областях и автономных республиках РСФСР и в 8 союзных республиках; в 1966/67 – 1281 класс; в том числе с 1967/68 учебного года экспериментальное обучение проводилось на протяжении трех лет в семи малокомплектных школах Щекинского района Тульской области.
На семинарах в Москве встречались представители краев и областей, в которых было большое количество классов, учителя экспериментальных классов, имевшихся в отдельных точках, и представители институтов, а также учителя школ союзных республик. Следовательно, эти семинары являлись мероприятием, объединявшим участников экспериментальной работы из всех районов, где она велась.
Приведем лишь некоторые количественные данные, свидетельствующие о масштабах работы. На местах в течение 1966 г. проведено 28 семинаров при руководящем участии сотрудников лаборатории. Аналогичное положение дела характерно и для последующих лет эксперимента. В 1967 г. дополнением явилась новая форма работы с учителями – зональные семинары: например, для учителей экспериментальных классов центральных областей, северовосточных, южных областей и др. Всего в 1967 г. проведено 122 семинара, в которых приняло участие более 1,5 тыс. учителей, а также работники ИУУ, органов народного образования, пединститутов.
Курсы и семинары на местах проводились при активном руководящем участии сотрудников лаборатории обучения и развития. Так, в 1966 г. сотрудники лаборатории осуществили 54 выезда на периферию.
Во время этих командировок посещено и проанализировано более 100 уроков учителей 27 городов и сел РСФСР и ряда городов Латвийской ССР.
Важным средством методической помощи учителям и институтам усовершенствования, а также корригирования работы служили очная и заочная консультации, осуществляемые как на периферии, так и в Москве. В письмах, поступивших в лабораторию, сообщались сведения о ходе экспериментального обучения и ставились различные вопросы. В помощь учителям экспериментальных классов лаборатория подготовила и довела до школ учебные материалы для четвертых классов, завершивших трехлетнее экспериментальное обучение.
Наличие обширной сети экспериментальных классов способствовало выявлению объективной, закономерной связи между построением обучения и ходом общего развития школьников, а также усвоением знаний и навыков. Надо считаться с тем, что на развитие влияет не только обучение, но и те условия, которые существуют за пределами школы: семья, производственное окружение, природа, книги, радио, телевидение и др. Различия имеются и в школьных условиях: неодинаковы квалификация, опыт и стиль работы учителя, состав учащихся класса, деятельность детских организаций в разных экспериментальных классах.

Поскольку мы имели классы в различных районах страны, в городских и сельских школах и экспериментальная система реализовывалась учителями, отличающимися по указанным выше свойствам, представилась возможность абстрагироваться от варьирующих локальных условий, влияющих на развитие школьников, на усвоение знаний и навыков. Организуя широкую и рассредоточенную сеть экспериментальных классов, мы преследовали и другую цель: ознакомить широкие круги учителей с новой экспериментальной системой, побудить их задуматься над вопросами обучения, увидеть, что существуют другие пути, отличные от традиционного, и что можно достигнуть в общем развитии школьников гораздо больших результатов, чем при традиционной методике.

 

------------------------

1 Публ. по изд.:Л.В. Занков. Избранные педагогические труды. М.: Дом педагогики, 1999.
Поскольку в составе методики исследования нами применялись экспериментальнопсихологические приемы для изучения деятельности наблюдения, мыслительной деятельности и практических действий, в лаборатории находились необходимое оборудование и материалы. В связи с использованием некоторых экспериментальных приемов изучения высшей нервной деятельности школьников имелись соответствующие установки и приборы: установка для исследования системных условнорефлекторных реакций детей и отдельные приборы (чернилопишущий прибор конструкции В.М. Абалакова – "ритмописец силовой", прибор, регистрирующий скорость двигательной реакции, и др.).
В лаборатории были собраны наглядные пособия различных видов, необходимые для проведения уроков, а также для внеклассных занятий, принявших форму детского клуба, в составе которого работали кружки: технический, рисования и лепки, литературный и др. Для использования на уроках и внеклассных занятиях имелись библиотечка детских книг, произведения классиков, альбомы иллюстраций к их произведениям, очерки жизни и творчества писателей. Были подобраны репродукции картин Перова, Левитана, Шишкина, Репина, Айвазовского и других, альбомы и монографии о художниках.

2 См.: Романовская З.И., Романовский А.П. Живое слово: Книга для чтения в I классе. Книга для чтения во II классе. Книга для чтения в III классе. – М.: Просвещение, 1965, 1966, 1967; Полякова А.В. Русский язык: Учебник для I класса. Учебник для II класса. Учебник для III класса. – М.: Просвещение, 1965, 1966, 1967; Занков Л.В. Учебник математики для I класса. – М.: Просвещение, 1965; Аргинская И.И. Учебник математики для II класса. Учебник математики для III класса. – М.: Просвещение, 1966, 1967.

Версия для печати

 
Методическая помощь

Курсы

Занковские чтения

Конкурсы

Марафон

Журнал "Практика образования"

Вебинары для учителей

Интернет-магазин

Внимание!

Обо всех замеченных ошибках просьба сообщать администратору сайта, на почту

Для корректного отображения сайта просьба использовать браузеры Mozilla Firefox 3 и выше, Opera 9 и выше, Chrome, Internet Explorer 7 и выше.

Присоединяйтесь

Написать письмо На главную Карта сайта Помощь

АВТОРИЗАЦИЯ

e-mail

пароль



Забыли пароль?