Главная  /  О системе  / Теория / К вопросу преемственности

К вопросу преемственности

Автор: Петрова Е. Н.


       Проблема преемственности между начальным и средним звеном характеризуется чаще всего как организационная или как содержательная. Безусловно, это определяющие ее характеристики, но самым важным мне представляется другой аспект.
        Каждый учитель начальной школы, выпускающий класс в среднюю школу, любит своих детей. Никто не станет этого отрицать. Четыре долгих года он положил на то, чтобы приблизить этот момент. А теперь готов на что угодно, чтобы этого не было. Множество тревог и опасений у педагога. Это ЕГО дети будут бегать по разным кабинетам. А вдруг они потеряются? Это ЕГО дети должны будут проводить перемены среди старшеклассников. А вдруг их обидят? Это ЕГО дети пойдут на уроки других учителей. А вдруг к ним будут несправедливы? ЕГО дети… Они ведь такие маленькие! Такое ощущение, что они отправляются в опаснейшее, полное опасностей путешествие, и никто, НИКТО, кроме него, не может быть им хорошим товарищем на этом пути.
        Каждый учитель средней школы, принимающий пятиклассников, не любит их. Они НЕ ЕГО. Вот те, которые только что ушли, были такие добрые, такие умные, такие веселые. Потому что они были ЕГО. А эти – чужие. И еще – они такие маленькие! И он не любит их. Пока не любит. Ведь для того, чтобы это произошло, надо узнать, запомнить, что Катя боится собак, Сережа занимается плаванием, у Вадика только что появился младший брат, а Марина живет только с бабушкой. Надо пережить вместе с ними их бесконечные вопросы, прогулы и первые «любови», конфликты с родителями и невыученные уроки. Надо прожить пять, а может и семь(!) лет, чтобы они стали ЕГО.
        Самое странное, что каждый учитель знает: именно так и будет. И гораздо скорее, чем кажется поначалу.

        Почему же тогда из года в год не уходит тревога «провожающих» и опасения «встречающих»? С чем и с кем встречаются наши «занковские» дети в средней школе? В чем, собственно, состоит проблема преемственности между начальным и основным звеном школы?
        Прежде всего надо сказать о том, что мы понимаем преемственность как взаимосвязь разных этапов обучения на основе единых психолого-педагогических характеристик. Поэтому в идеале ученик должен находиться все годы в единой педагогической среде, которая определяется общностью целей, задач, дидактических принципов, типических свойств дидактической системы. Как сделать так, чтобы эта среда возникла, а не существовала лишь по ту или эту сторону школьного коридора? Это, на наш взгляд, важнейшая проблема.
        Очевидно, что она имеет двусторонний характер. Попробуем определить, чем недовольна каждая из сторон.
        Учителя-предметники выдвигают такие претензии:
        «Говорили, что это «сильный» класс, что их учили по развивающей системе, а они ничего не умеют».
         Причина этого утверждения видится в следующем. Учитель рассуждает так: «Если это развивающая система, значит дети все знают и умеют». Под этим «все» понимается абстрактный набор знаний и умений, который нарисовал себе педагог, теоретические выкладки. Учитель «обрушивает» на детей огромный объем информации, которую надо записать как лекцию или выучить, предлагает задачи повышенной сложности… Когда он начинает строить дальнейший процесс, опираясь на собственные представления, то очень скоро выясняется, что «эти хваленые дети» ничего не могут. Отсюда раздраженность, неудовлетворенность и его, и учителя начальных классов, которому, конечно же, попеняют на несостоятельность класса.
        Так, например, учитель технологии в 5 классе диктовала два урока подряд технологическую карту. Девочки сначала послушно писали, а затем спросили, нельзя ли прочитать это по учебнику. Учительница объяснила, что, записывая, они лучше запомнят информацию. На следующем уроке она собрала тетради и обнаружила, что большинство девочек переписали технологическую карту, причем более кратко, некоторые оформили ее картинками. На вопрос учителя, зачем они это делали, дети ответили, что в таком виде запоминается лучше, чем когда пишешь быстро под диктовку. Учительница усмотрела в этом лишь завышенную самооценку детей, их стремление выделиться. «Во всех других классах запоминают, а этим, видите ли, неудобно», – прокомментировала она.
        «Слишком много говорят, слишком много спрашивают, слишком «живые».
        Педагогу, работающему по традиционной системе, удобнее ученик внимающий и повторяющий. Почемучки отнимают время на уроке, подвергают сомнению сказанное учителем, пытаются привести собственные примеры. Все это не вписывается в урок, где главный – учитель, а цель – конкретное знание.
        Так, по мнению учителя, был сорван урок истории. Отвечая на вопрос о древних цивилизациях, ученик по собственной инициативе рассказал об Атлантиде. Дети стали задавать вопросы, а учительница сказала, что это непрограммный материал и на него нет времени. Дети отреагировали по-детски: предложили обсудить то, что им интересно сейчас, они ведь всегда так делали в начальной школе. Учительница долго возмущалась, рассказывая всем, какой «распущенный» класс ей достался.
        «Не знают точных формулировок правил, говорят «своими словами».
         Для многих это странно и непривычно, удобнее, когда «от зубов отскакивает», тогда и ответ оценить легко. Опытная, авторитетная учительница русского языка возмущалась тем, каких «неучей» «поставляет» начальная школа.
         А проблема заключалась вот в чем. Объясняя правописание буквы, ребенок не только должен был воспроизвести точно правило, но и указать его порядковый номер или пункт правила, которое использовал. Дети буквы писали правильно, а говорили не так. Весь сентябрь учительница билась с классом, который, как она считала, издевался над ней. «Ведь могут выучить правила, но не хотят делать так, как я требую».
        «Слишком раскованные – все обсуждают, возражают, у каждого свое мнение».
        Многих это раздражает, аргументы такие: «Кто их спрашивает, нечего тут обсуждать, как сказали – так пусть и делают, сначала пусть вырастут, а уж потом свое мнение иметь будут».
        Зимой в школе проводились так называемые предметные игры. Командам пятиклассников было дано задание разделить многоугольник на некоторое количество треугольников. Занковцы выполнили задание двумя способами и были очень горды собой. Однако жюри отметило, что «наиболее точное» решение представили другие команды. Когда дети попытались доказать, что нет неправильного способа, их никто не стал слушать.
         Нередки, к сожалению, острые конфликтные ситуации и с отдельными учениками, и с классами в целом. Так, в нашей школе уже упомянутые учителя истории и русского языка отказались продолжать работу в непокорном классе. Хорошо, что администрация нашла выход, коллеги «подхватили» класс. А ведь так бывает далеко не всегда.
        Учитель среднего звена не понимает своего коллеги-занковца из средней школы, когда тот говорит о неравномерном развитии детей, об относительной успешности. Разве он не видит очевидного? Конечно, видит.    

        Но ему «отступать некуда» – впереди экзамен, аттестация школы, поступление выпускников в вузы. К сожалению, до сегодняшнего дня Закон об образовании лишь декларирует личностно-ориентированный подход в обучении, называет целью развитие ребенка. Все формы контроля за работой школы по-прежнему требуют от ученика «выдачи» определенного набора знаний и умений. Более того, повсеместно вводимый ЕГЭ

предполагает стандартизованную по всем параметрам процедуру.

        И не важно, какой шаг вперед сделал конкретный ребенок. Он обязан научиться решать тест, допустив не больше шести ошибок, решать за час пять или шесть задач, а как он придет к этому и может ли прийти – не спросит никто. А учитель должен научить, причем любыми средствами. И средства эти – те самые, которыми учили его самого, которым его учили, чтобы он учил. Он учит. И получает неплохие результаты.
        Именно учитель основной школы становится заложником этой ситуации. Он не между двух огней, а между трех или даже четырех: родители, ребенок, администрация, государство в лице аттестационных комиссий, методистов и так далее. Поэтому с самого начала своего долгого пути работы с классом учитель не может об этом не думать.
        Однако даже самые резкие оппоненты признают, что занковцы более самостоятельны и организованны, они более зрелы в суждениях, легче перестраиваются в новой обстановке, с удовольствием участвуют в соревнованиях, конкурсах, олимпиадах, экскурсиях. Многим учителям средней школы нравится работать в занковских классах, но лишь единицы из них становятся проводниками системы общего развития в основной школе.
        В школе, где я вела занковский класс, он был первым. Сейчас эти дети в 10-м, всего же в школе таких классов четыре – 10-й и 9-й, 6-й и 5-й. Те, что сейчас в 9-м и 10-м, столкнулись со всеми проблемами, о которых мы говорим. Однако сегодня репутация этих классов так высока, что на занковские классы среди учителей средней школы теперь очередь. Занковцы стойко держат лидерство на олимпиадах и конкурсах, их представительство на всех внешкольных состязаниях доходит до 95%, младшая команда школы на интеллектуальный марафон (5–8 классы) включает 7 человек занковцев, старшая – 8 человек из 10. Кроме того, классные руководители (а их уже 4 человека) говорят о том, что в их функциональных обязанностях осталось только проведение родительских собраний, а все остальное делается словно само собой. Конечно, они лукавят, но очевидно, что авторитет занковских классов в школе очень высок. Однако при этом никто из учителей средней школы не продолжил работу по системе общего развития школьников.
        Существует и другая сторона проблемы – мнение учителя начальной школы. Что беспокоит его? Озвучу основные проблемы, названные нашими учителями-занковцами.
        1. Наши дети «завяли», им говорят: «Учить, учить, учить».
        2. Говорят, что наши дети плохо обучены.
        3. Требования к пятиклассникам завышены.
        4. Никто не продолжает работы по системе Занкова.
        5. Наших детей в средней школе не любят.

        И далее обычно следует вывод о том, что учителя-предметники «за губили» класс.
       Решать, кто в этой ситуации прав, а кто виноват, – задача неблагодарная. Кто в этой ситуации мудрее – вот в чем вопрос. Я думаю, что учитель-занковец. Почему?

       У него есть понимание того, что такое система общего развития, он учился на курсах (а скорее всего – переучивался из «традиционщика», и ему не понаслышке знаком тернистый путь, который надо пройти, чтобы принять систему, поверить в нее, в ребенка, в себя); он вместе с классом «прошел» программы по всем предметам (а возможно, и не один раз); он владеет новой для учителя средней школы методикой; и, наконец, он глубоко убежден в том, что система общего развития дает прекрасные результаты.
       Все это вместе делает его сильным, и если он действительно хочет, чтобы его дети попали в «хорошие руки» (а в этом нет сомнений), то надо действовать.
       С чего начать? Мне кажется, постараться понять, что движет коллегой из основной школы. Вспомните себя несколько лет назад. У вас уже есть опыт, есть результаты, в коллективе хорошая репутация. И вдруг вы слышите, что весь ваш опыт не так уж и хорош, что можно работать и лучше, но фактически надо все начинать сначала. Не каждый к этому готов. Зачем менять уже устоявшуюся, наработанную систему, тратить немало времени и сил на что-то новое? Еще неизвестно, к чему это приведет. Как известно, лучше синица в руках, чем журавль в небе. «Эксперимент – это хорошо, но у меня живые дети, и если упустить время, их уже ничему не научишь».
        Готовясь к одному из педсоветов, мы провели опрос среди учителей средней школы, предложив ответить на вопрос: «Каким вы видите выпускника школы?» Для учителей началной школы вопрос звучал так: «Каким вы видите выпускника начальной школы?» И вот что получилось. Ответ на вопрос в обеих группах был примерно таков: самостоятельный, инициативный, активный, организованный, умеющий… Получается, что все стремятся к одним и тем же целям. Значит, конструктивный диалог возможен! И если гора не идет к Магомету, то Магомет должен пойти к горе.
        Начните с простого. Удивите коллегу – попроситесь к нему на урок, а лучше не на один, в разные классы, в разные параллели. Уверена, вы увидите много интересного и полезного, наверняка найдете и что-то общее между вами.
        Обратите внимание на объем и глубину содержания, представьте, какая подготовка предшествовала уроку.
        Задумайтесь также и о том, что ваш коллега работает с подростками. А этот возраст, как известно, движим вовсе не мотивами учения, и авторитет взрослого уже не очевиден. Дух противоречия прочно сидит в каждом из учеников, и педагогу надо суметь найти достойный компромисс. Оцените по достоинству те достижения, что откроются вам, возможно, в ваших же бывших учениках.
        Поговорите с коллегой обо всем этом. Обозначьте те проблемы в его работе, с которыми вы не сталкивались, а для него они являются рядовыми. Не скупитесь на доброе слово.
        Затем пригласите коллегу на свои уроки. Только не в апреле или мае. Учитель средней школы, принимающий пятиклассников, чаще всего весной выпускает 9-й или 11-й класс. Только тот, кто сам пережил это, знает, каких временных, душевных и физических затрат это стоит. Получается, что весной ходить в 4-й класс на уроки вашему коллеге просто некогда. А ведь учителя «началки» зовут предметников именно в этот период. Почему? Чаще потому, что так принято, или потому, что программы пройдены и «продукт» готов: почему бы и не блеснуть? Сломайте этот стереотип, пригласите осенью. Он просто не сможет отказаться! Ведь вы побывали на его «кухне» и зовете на свою! Если попадется особенно несгибаемый, попросите совета, помощи в работе с «непонятным» и «трудным» для вас возрастом – дети-подростки.
        Теперь вам есть о чем поговорить, что обсудить. Начните с второстепенного. У каждого предмета есть внешние свойства: чем лучше выполнять разборы – карандашом или зеленой ручкой, как записать задачу, вести тетрадь для правил или нет.
        Здесь уместен будет первый разговор о системе общего развития, о ее основных принципах и о многом другом. Расскажите, чем отличаются программы и методика, опираясь на свой урок, об относительной и абсолютной оценке; приведите примеры того, как он, работая вне системы, использовал те или иные методы и приемы, характерные для нее. Расспросите, как учитель работает со слабыми, расскажите об успехах своих детей.
        Это взаимодействие не регламентировано ничем и никем, и в этом его огромная ценность и очарование. Сделайте все, чтобы оно продолжалось на конструктивной и неформальной основе.
        Вторым шагом должно стать «приближение» учителя к детям. Ведь чем лучше он будет их знать, тем быстрее полюбит, тем быстрее они станут ЕГО. Как это сделать? Позовите на ближайший конкурс, но заранее поручите роль – хотя бы члена жюри, дайте слово. Действуйте и в отношении него как истинный занковец! Включите в деятельность, заинтересуйте, поставьте посильную проблему. Может быть, коллега захочет разработать и провести урок по занковской системе, может, вы подготовите с четвероклассниками сюрприз к последнему звонку, может, вместе совершите экскурсию…
        Дальнейшие шаги взаимодействия подскажет вам жизнь, ваш опыт или коллега из средней школы, ведь теперь вы действуете сообща. Расскажите ему о том, что система живет и развивается, что издаются учебники и другие пособия для среднего звена, что действует научно-методический центр, что работают курсы повышения квалификации, покажите журнал – человек должен почувствовать, что в нем заинтересованы, что к нему относятся с уважением, что он многое может.
        Именно так каждый день на каждом уроке вы работаете с детьми и знаете, какие это дает результаты. Я думаю, что в любом школьном коллективе можно и нужно искать единомышленников, причем делать это исподволь, опираясь на человеческие симпатии, на совпадение взглядов. Нас, учителей средней школы, исповедующих систему общего развития ребенка, систему Л.В. Занкова, очень много. Просто большинство еще этого не знает.

 

журнал "Практика образования" №3 за 2005 г.

 

Версия для печати

 
Методическая помощь

Курсы

Занковские чтения

Конкурсы

Марафон

Журнал "Практика образования"

Вебинары для учителей

Интернет-магазин

Внимание!

Обо всех замеченных ошибках просьба сообщать администратору сайта, на почту

Для корректного отображения сайта просьба использовать браузеры Mozilla Firefox 3 и выше, Opera 9 и выше, Chrome, Internet Explorer 7 и выше.

Написать письмо На главную Карта сайта Помощь

АВТОРИЗАЦИЯ

e-mail

пароль



Забыли пароль?